Каталог
Поиск
Голосование
Апитерапия, спасение или заблуждение

Блог / Новости RSS 2.0

В новогодние каникулы за медпомощью обратились 8,6 тысячи томичей и появились 383 новорожденных

С 31 декабря 2014 по 11 января наступившего 2015 года в Томской области появилось на свет 383 новорожденных (197 мальчиков и 186 девочек), из них 280 – в городе Томске, 50 – в Северске, врачи областного перинатального центра приняли две «двойни».

За это же время, с 31 декабря по 11 января, на Станцию скорой медицинской помощи поступило 8 692 вызова: 781 раз медики выезжали к пациентам, получившим травмы (201 человек – уличные).

41 вызов зафиксирован по причине переохлаждения и обморожения (30 человек -с общим переохлаждением, 11 – с диагнозом ). В результате медицинские учреждения города Томска бригады доставили 36 взрослых, детей среди пострадавших нет.

230 человек, находящихся в алкогольном опьянении, в течение новогодних каникул оказались в 4-м отделении Томского областного наркологического диспансера.

http://zdrav.tomsk.ru/

В Томской районной больнице началась реорганизация

Совсем недавно коллектив Томской районной больницы отметил 50-летие со дня основания. На празднике в честь юбилея в адрес сотрудников РБ прозвучало много слов благодарности и признательности. А в качестве напутствия говорилось о том, что хорошо бы сделать более доступной для сельских пациентов медицинскую помощь в специализированных ЛПУ Томска. Впрочем, подобное пожелание давно высказывалось жителями Томского района. Да и здравый смысл подсказывал: территориально близкие учреждения городского и сельского здравоохранения должны интегрироваться, взаимозаменять, но не дублировать друг друга. Какие шаги в этом направлении предпринимаются? Что ждет пациен­тов Томской районной больницы? Об этом рассказывает главврач Наталия Николаева.

Новые ФАПы

– Структура любой районной больницы отличается от структуры городских учреждений здравоохранения тем, что кроме стационара и поликлиники у районного ЛПУ есть еще ФАПы и ОВП. Именно эти подразделения обеспечивают доступность первичной медицинской помощи жителям отдаленных поселков. Фельдшеры и врачи общей практики хорошо знают свое население: кто чем болеет, какие генетические предрасположенности есть в семьях, какие препараты кому противопоказаны. Это звено мы намерены развивать. В ближайшее время будут достроены три новых модульных ФАПа в Молодежном, Семилужках и Кандинке, а к 2018 году все полтора десятка наших фельдшерско-акушерских пунктов будут работать в современных, благоустроенных, очень удобных и для пациентов, и для персонала помещениях.

Сестринский уход

Продолжится развитие такого вида помощи, как сестринский уход. Сейчас у нас имеется десять коек такого типа. На них размещаются люди, нуждающиеся в присмотре и контроле за назначенным лечением. Чаще всего это ветераны, оказавшиеся в трудной ситуации: сломали руку, ногу, родственников рядом нет, а уход необходим, ведь сами себя они обслуживать не в состоянии. В настоящее время ведется капитальный ремонт корпусов Моряковской участковой больницы, одно из зданий будет приспособлено под койки сестринского ухода. Число таких коек резко возрастет. В этой сфере деятельности больницы пересекаются медицинская и социальная функции: гуманность всегда была отличительным принципом нашей профессии.

Дневной стационар

Сейчас повсеместно модернизируется стационарная помощь. Это связано с активным внедрением новейших лечебных и диагностических технологий, появлением эффективных лекарственных препаратов. Когда я пришла работать в здравоохранение, среднее время пребывания больного на койке составляло 23–24 дня, сейчас оно сократилось в терапии до 10–12, в хирургии до 8–10 дней. И это еще не предел. Малоинвазивные операции, которые не требуют круглосуточного наблюдения за пациентом, стали выполняться в условиях дневного стационара либо в амбулаторных отделениях. К числу таких оперативных манипуляций относятся, например, удаление бородавок, рубцов, ногтей, в гинекологии это гистероскопия, ТЭК (локальное прижигание шейки матки), так называемые бархатные аборты и так далее. После проведенной малоинвазивной операции пациент уходит домой. Мы тоже решили пойти по аналогичному пути в гинекологии.

Анализ показал, что оперативная активность в гинекологическом отделении не превышала 60%, а плановые операции, которые требуют круглосуточного пребывания, составляли не больше 20% от всего объема помощи. Закономерно встал вопрос: зачем содержать круглосуточный стационар, если экстренную медицинскую помощь можно оказывать в дежурных городских учреждениях, да и сложные плановые операции тоже лучше выполнять в специализированных учреждениях областного центра?

Сама жизнь подсказала, что иметь круглосуточный стационар для подобных видов помощи в пригороде расточительно и нелогично. Тем более что экстренных случаев у нас бывает немного, а на плановые операции женщины всегда стремились попасть в город. Мы пошли навстречу их пожеланиям и перевели гинекологическое отделение в режим дневного стационара, а срочную и плановую оперативную помощь наши пациентки будут получать теперь в городе. При этом все акушеры-гинекологи (их у нас четыре) без работы не остались: один занимается лечением в дневном стационаре, один в хирургическом отделении, двое перешли в поликлинику. Структурное нововведение, как и всякое преобразование, встретило не только поддержку, но и некоторые сомнения, однако уже сейчас женщины, получившие медицинскую помощь в специализированных учреждениях Томска, говорят нам спасибо.

Изменения в Томской районной больнице направлены на усиление доступности качественной медицинской помощи пациентам.

КОММЕНТАРИИ

Елена Тимошина, заместитель начальника Департамента здравоохранения ТО по лечебно-профилактической работе:

– Томский район по сравнению с другими находится в уникальном положении: он расположен кольцом вокруг Томска. Поэтому естественно возникла мысль, что здравоохранение Томска и Томского района должно быть более консолидированным и взаимосвязанным. Фактически уже сейчас многие жители Томского района прикрепились к лечебным учреждениям города, потому что им это удобнее с точки зрения территориальной доступности. Скажем, в Томскую районную больницу легко добраться из Дзержинки и не очень легко из Лоскутова. А население стремится к удобным маршрутам. Поэтому те структурные изменения, которые проведены в Томской районной больнице, как раз пошли по тропам, протоптанным народом.

Кроме того, в районных больницах есть хорошо развитые направления и есть направления, развитые в меньшей степени, поэтому логично и целесообразно консолидировать возможности и использовать ресурсы для развития тех видов помощи, которых сегодня не хватает. Мы тщательно проанализировали ситуацию, обсудили ее с администрацией больницы, с депутатами района и потихоньку начали небольшие преобразования в гинекологическом отделении. Те женщины, которые живут в удобной досягаемости районной больницы, продолжат получать там гинекологическую помощь. Но, поскольку они близко живут, они могут не ночевать в больнице. Известно ведь, что женщины, находящиеся в круглосуточном стационаре, всегда стремились после процедур уйти домой.

В принципе, процесс преобразований начался несколько лет назад с акушерства. Все женщины Томского района поехали рожать в учреждения Томска, и акушерское отделение районной больницы стало простаивать. Проанализировали дальше и выяснили, что даже на амбулаторно-поликлиническую помощь большинство пациенток записывается в Томск. Возник вопрос: зачем дублировать функции? То есть мы пошли от пожеланий женщин и прежде всего думали о том, чтобы им было удобно и полезно.

Елена Шаталова, главный акушер-гинеколог департамента здравоохранения:

– В Томском районе четыре учреждения оказывают гинекологическую помощь женщинам на амбулаторном этапе: Томская и Светленская районные больницы, Моряковская участковая больница и лоскутовская поликлиника. В каждой есть акушер-гинеколог, и не один. К ним приходят пациентки со своими проблемами. То есть территориально помощь оказывается удобно для женщин. А когда возникает экстренный случай, например в поселке Светлом, скорая выезжает из Тимирязевского, едет через весь город, забирает женщину и везет обратно в Тимирязевское. Это колоссальное расстояние, огромное количество потерянного времени. Чтобы наши пациентки более оперативно получали медицинскую помощь, их теперь в экстренных случаях будут доставлять в дежурные стационары города. Дежурит 4-й роддом – ее повезут туда, дежурит ОКБ – повезут в ОКБ.

Что касается плановой помощи, то существует так называемая малоинвазивная помощь (стационар одного дня, стационарозамещающие технологии). Это направление сейчас активно развивается. Оно выгодно лечебному учреждению, которое получает законченный случай, удобно пациентке – приняла процедуры и ушла домой. Есть четкие критерии оказания помощи в условиях дневного стационара. Никто не будет делать полостную операцию в условиях дневного стационара. Большие операции, требующие реанимационного обеспечения, будут производиться в специализированных учреждениях родовспоможения. Каждый населенный пункт закреплен теперь за определенным родильным домом: пациентки из Тимирязевского и Лоскутова – за роддомом № 1, Моряковки – за роддомом имени Семашко, Светлого – за роддомом № 4 и т.д. Женщина получает направление на операцию в медучреждении по месту жительства и идет с ним в свой роддом, где ее оперируют в условиях круглосуточного стационара. Но, если мы видим, что пациентка очень сложная либо наполняемость городских учреждений чрезмерна и они не могут взять эту пациентку, у нас есть резерв – ОКБ, где имеется гинекологическое отделение на 60 коек, НИИ акушерства и гинекологии – 20 коек и клиника СибГМУ – 40 коек. Мы не можем провести подобную реорганизацию в Каргасокской больнице, потому что это очень далеко от областного центра. А Томский район рядом, и у пациентов спектр оказания медицинских услуг стал значительно шире.

http://tomsk-novosti.ru/

Что дала реорганизация противотуберкулезных учреждений Томской области?

В декабре 2013 года начался заключительный этап реорганизации противотуберкулезных учреждений области: распоряжением губернатора все действующие в регионе противотуберкулезные учреждения: взрослая и детская больницы, областной диспансер с филиалом в Колпашеве – объединились в одну организацию, получившую название ОГБУЗ «Томский фтизиопульмонологический медицинский центр» (ОГБУЗ «ТФМЦ»). Без малого год противотуберкулезная служба области работает в условиях объединенного учреждения. Пришло время подвести итоги.

Консолидация: будни

– Бесспорно, реформа дала очень хороший эффект, – оценивает пройденное главный фти­зиатр ТО Сергей Мишустин. – Вопреки опасениям скептиков, выступавших против реорганизации, эпидемиологическая ситуация по туберкулезу в области не только не ухудшилась, а, напротив, продолжает улучшаться. Усилилась взаимосвязь разных подразделений, упразднены дуб­лирующие службы, выросла персональная ответственность на всех уровнях. Произведена оптимизация управления с переработкой всего комплекса локальных нормативных документов, что позволило перераспределить нагрузку на персонал. За счет сокращения управленческих надстроек и консолидации резервов трех ранее самостоятельных учреждений мы смогли создать круглосуточно действующее отделение анестезиологии и реанимации с палатами интенсивной терапии. Появилась возможность приобрести и запустить значительное количество современного оборудования, в частности торакальную эндоскопическую стойку для проведения операций малым доступом, реанимационную аппаратуру. Новым этапом в качестве диагностики в ОГБУЗ «ТФМЦ» стало введение в декаб­ре 2014 года в эксплуатацию собственного компьютерного томографа. Хочу отметить, что в 2014 году департамент здравоохранения сумел дополнительно привлечь на приобретение медицинского оборудования для ОГБУЗ «ТФМЦ» 39 млн рублей из федерального бюджета. Кроме этого, область добавила на условиях софинансирования 19 млн рублей. Оборудование будет приобретено в 2015 году.

Значительные средства выделены из областного бюджета на проведение капитального ремонта корпусов ОГБУЗ «ТФМЦ» в 2013–2015 годах. Проведен капитальный ремонт фасада главного корпуса стационара, ведутся работы по монтажу ограждения территории в Тимирязевском, благоустроены и отремонтированы дороги с выполнением асфальтового покрытия, помещения под размещение компьютерного томографа, отделения на ул. Октябрьской. Завершается капитальный ремонт административно-диаг­ностического корпуса ТФМЦ в Колпашеве и в детском амбулаторном отделении на ул. Кузнецова в Томске. В следующем году начнется капитальный ремонт во взрослом стационаре в Тимирязевском, там планируется оборудовать боксированные палаты с душем и туалетом в каждой из них. Больные до прекращения бацилловыделения будут изолированы друг от друга. Капитальный ремонт с перепланировкой предстоит реанимационному отделению, сейчас оно занимает небольшое помещение на втором этаже.

Реорганизация позволила дополнительно привлечь для работы в учреждении высокопрофессиональных специалистов – анестезиологов-реаниматологов, общего и торакального хирургов, нейрохирурга, психотерапевтов и т.?д.

Первые результаты

– По итогам десяти месяцев по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (и с аналогичным прогнозом на весь год) удалось на 20% снизить смертность от туберкулеза в ТО. И это несмотря на то, что отделение анестезиологии и реанимации с палатами интенсивной терапии на шесть коек полноценно открылось только в июле 2014 года! Должен напомнить, что уже к 2013 году Томская область достигла одного из самых низких показателей уровня смертности от туберкулеза во всей России и самого низкого показателя в Сибири и на Дальнем Востоке.

Примерно на 10% вырос охват населения области профилактическими осмотрами на туберкулез. Немалую роль в этом сыграли передвижные флюорографы, позволяющие проводить полноценное обследование жителей отдаленных районов. Уровень заболеваемости туберкулезом среди детей сократился на 20%. Но при выросшем проценте охвата населения профосмотрами на туберкулез общий уровень заболеваемости в 2014 году остался прежним (хотя в целом на протяжении последних четырех лет уровень заболеваемости в Томской области неуклонно снижался, стал в 1,5 раза ниже показателей по СФО и практически сравнялся со средним по России).

В связи со снижением заболеваемости и уменьшением числа больных с открытыми формами туберкулеза потребность в стационарных койках круглосуточного пребывания снизилась. В результате в ОГБУЗ «ТФМЦ» получили дальнейшее развитие стационарозамещающие технологии: сокращены 100 коек круглосуточного пребывания, открыт противотуберкулезный стационар на дому – на 50 коек в Томске и 30 коек в Колпашеве.

Сохранить позиции

– Ровно год исполнился и с того момента, как у нас закончился грант Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Распоряжением Департамента здравоохранения Томской области функции по контролю за лечением туберкулеза в амбулаторных условиях переданы в юрисдикцию главных врачей районных больниц. С окончанием гранта, к сожалению, мы потеряли возможность ежедневной выдачи продовольственных наборов пациентам, получающим лечение в амбулаторных условиях. Эти продуктовые наборы служили поощрением больных за прием суточной дозы препаратов. То есть они мотивировали пациентов к непрерывному лечению. С 2006 года поощрительные продуктовые наборы и программа «Спутник» (розыск, социальная и психологическая поддержка пациентов, прерывающих лечение) позволили нам в три раза сократить число случаев самовольного прекращения лечения, в том числе помогли привлечь к лечению самых ярых отказников. Сейчас мы находимся в фазе переходного периода и очень надеемся на продолжение программы по выдаче поощрительных продуктовых наборов за счет областного финансирования. Дорогостоящие противотуберкулезные препараты полностью заменены препаратами отечественного производства. Этот проект позволил создать систему лечения больных туберкулезом, которая действует и в настоящее время.

Мировое признание

– Международные организации и врачи из других стран продолжают проявлять большой интерес к успешному опыту томской службы противодействия туберкулезу. С 2006 года по сегодняшний день обучение на нашей базе прошли участники 63 делегаций из России, СНГ, зарубежья (Болгарии, Китая, Пакистана, Румынии, США и др.). Семинары мы проводим совместно с профессорами Гарвардской медицинской школы. Месяц назад томский опыт презентовался в Барселоне на 45-й конференции Международного союза борьбы с туберкулезом. Напомню, что на предыдущей конференции наша противотуберкулезная служба была награждена премией имени Карела Стибло. Томичи стали первыми представителями из стран СНГ, удостоившимися такого мирового признания. В начале декабря 2014 года специалисты томской противотуберкулезной службы вместе с организацией «Партнеры во имя здоровья» провели международный обучающий семинар в Объединенных Арабских Эмиратах для почти 80 участников из разных стран, где под руководством ВОЗ и главного фтизиатра Мин­здрава России профессора Ирины Васильевой были представлены передовые мировые практики по организации борьбы с туберкулезом, в том числе шесть успешных противотуберкулезных программ из Томской области. По результатам проведенного семинара представительством ВОЗ решено подготовить методические рекомендации для повсеместного распространения томского опыта.

В 2014 году Томск посетили представители Европейского бюро ВОЗ, Совета Европы и посольства США, которые интересовались тем, как достигаются такие высокие результаты в борьбе с туберкулезом. Туберкулез не признает границ, он не делает выбора по национальным, расовым и религиозным признакам. Наша работа направлена на достижение только одной цели – сохранить здоровье человека, предупреждая распространение туберкулеза. Сегодня на фоне стремительного роста распространенности ВИЧ-инфекции профилактика, раннее выявление и полноценное лечение туберкулеза становятся еще более актуальными.

– Высококвалифицированный коллектив ОГБУЗ «ТФМЦ» сплочен и нацелен на дальнейшее развитие, – резюмирует Сергей Мишустин. – Управлять таким крупным и территориально разбросанным учреждением, конечно, стало сложнее, но, на мой взгляд, наша команда во главе с главным врачом Евгением Круком с этой задачей успешно справляется.

Статфакт

Уровень смертности от туберкулеза:

  • СФО – 20,9 случая на 100 тыс. населения;
  • РФ – 11,4 случая на 100 тыс. населения;
  • ТО – 5,6 случая, прогноз на 2014 год – 4,6 случая на 100 тыс. населения.

Завершение грантов никак не связано с санкциями против России. Первый грант действовал с 2004 по 2009 год, следующий должен был закончиться в 2015 году. Но, поскольку Россия входит в двадцатку стран – мировых лидеров, Глобальный фонд счел целесообразным сократить на два года срок действия гранта. Подобное решение было принято в отношении России, Китая и других государств, входящих в «Большую двадцатку».

http://tomsk-novosti.ru/

Здравоохранение Томской области: достижения, задачи, перспективы

О предварительных итогах уходящего года и векторах развития рассказывает начальник Департамента здравоохранения Томской области кандидат медицинских наук Александр Холопов.

Кадры для села. И не только

– Александр Владимирович, как решается проблема нехватки кадров (особенно среднего звена) для сельского здравоохранения?

– Кадровая проблема сегодня актуальна для здравоохранения всей страны. Причем специа­листов не хватает и в сельской местности, и в городах. Эта проблема мультидисциплинарная, и решаться она должна системно с участием СибГМУ, департамента, муниципальных образований. Задача последних – создавать условия для того, чтобы молодежь была заинтересована работать на территории этих образований. Достаточно эффективной оказалась программа «Земский доктор». По ее примеру в 2015 году стартует программа «Земский фельдшер». Томская область – второй регион в РФ, который запускает такую программу.

Мы заинтересованы в том, чтобы бюджетные деньги максимально эффективно использовались, поэтому при подготовке документов минимизировали риски, связанные с простым перемещением специалистов из одного муниципального образования в другое ради получения денег. Наша цель – реальное увеличение числа фельдшеров, не только молодых, но и опытных, готовых работать в сельском здравоохранении. Эта программа станет хорошим подспорьем к комплексу мероприятий, направленных на решение кадрового дефицита на селе. Одновременно продолжается реализация программы по обновлению фельдшерско-акушерских пунктов. Эти две программы мы увязали друг с другом, чтобы не получилось так: ФАП есть, а фельдшера нет, и наоборот.

Устойчивая тенденция

– Какова сегодня демографическая ситуация в области?

– Традиционно основными критериями демографической ситуации считаются два показателя: рождаемость и смертность. Если ориентироваться на эти критерии, то так называемый демографический крест, когда показатель смертности превышал показатель рождаемости, в нашей области был преодолен в 2006 году. С тех пор эта тенденция сохраняется. Разрыв между рождаемостью и смертностью небольшой, но устойчивый. Хочу отметить, что мы добились впечатляющих результатов в снижении младенческой смертности.

– Это заслуга перинатального центра?

– Не только. Открытие перинатального центра позволило создать кластер, вокруг которого объединились все учреждения родовспоможения области. А снижение младенческой смертности стало результатом внедрения новейших технологий выхаживания младенцев и повышения качества родовспоможения на всех уровнях.

– Есть ли успехи в освоении новых репродуктивных технологий в акушерстве и гинекологии?

– Удалось достичь стабильно положительных результатов в процедуре ЭКО: 36% проведенных процедур завершились рождением ребенка. Это хороший показатель, сопоставимый с общемировым. С 2015 года мы отказываемся от вахтового метода в проведении ЭКО с приглашением коллег из соседних регионов и проводим процедуру самостоятельно, у нас теперь есть два своих специально обученных эмбриолога. Неплохое подспорье –

недавно открытое криохранилище, которое позволяет иметь весь спектр репродуктивных технологий, которые сегодня существуют в мире. Это даст возможность, например, сохранять генетический материал онкологических больных.

Реабилитационная база для детей…

– Что сделано и что планируется сделать для детского здравоохранения?

– Я вижу задачу не в том, чтобы просто отремонтировать какое-то учреждение, хотя комфортные условия это, безусловно, важно, а в том, чтобы наладить системный подход, чтобы логистика движения маленького пациента по детским учреждениям была прозрачной и понятной. Важно, чтобы не было дублирования функций, чтобы ресурсы оказания высокотехнологичной помощи были сконцентрированы в одном месте.

Кроме того, одна из серьезных проблем в детском здравоохранении, как, впрочем, и во взрослом, – недостаточная реабилитационная база. И я очень рад, что удалось добиться положительного решения по проекту создания реабилитационного центра. На 2015 год выделены деньги на разработку проектно-сметной документации, связанной с ремонтом и реконструкцией двух зданий на ул. Белозерской, где будут созданы условия для реабилитации детей. Планируется развитие самого большого холдинга детского здравоохранения в Томске – детской больницы № 2, предусмотрены средства на ремонт детской поликлиники на ул. Профсоюзной.

…И для взрослых

– Две группы заболеваний – сердечно-сосудистые и онкологические – являются главными причинами смертности. Что удалось сделать для профилактики, раннего выявления и эффективного лечения этих заболеваний?

– У губернатора есть намерение создать мощный кардиологический холдинг на базе НИИ кардиологии. Рабочая группа уже представила свои предложения. Планируется разместить там кардиологический диспансер для оказания всех видов помощи – от первичной до высокотехнологичной. А в ОКБ будет развиваться отделение для оказания помощи больным с сосудистыми катастрофами мозга. Если говорить об онкологии, то сегодня достаточно динамично снижаются показа­те­ли смертности от злокачествен­ных новообразований и одновременно растет количество случаев раннего выявления заболевания. Есть четыре-пять наиболее часто встречающихся нозологий – рак молочной железы, рак шейки матки и т.д.

Сегодня существует масса источников получения информации о возможном заболевании – диспансеризация, профилактические осмотры, «Плавучая поликлиника» и другие. Необходимо систематизировать и контролировать эти потоки. В области разработан большой проект, связанный с ранним выявлением онкологических заболеваний. Завершается строительство радиологического каньона, что позволит поднять диагностику и лечение раковых заболеваний на более высокий уровень. Благодаря усилиям областного руководства почти в пять раз увеличен объем средств на приобретение лекарственных препаратов для онкологических больных.

Еще один аспект – развитие противоболевой помощи онкологическим больным. Печально, но, несмотря на усилия врачей, часть людей погибает от рака, так происходит во всем мире. А чтобы люди уходили из жизни без мучений, необходимо обеспечить их паллиативной помощью, в том числе обезболивающей терапией. На рынке появились пластыри, которые позволяют снять сильную боль без применения инъекционных наркотических препаратов. У нас есть программа расширения базы паллиативной помощи. В Томском районе, например, за счет ремонта и перепланировки части площадей моряковской больницы будет создан хоспис и открыты дополнительные койки сестринского ухода. Эти мероприятия – часть большого проекта по развитию паллиативной и реабилитационной помощи.

Контроль на входе

– Что такое проект «Входная группа», который запускается в 2015 году?

– Зачастую оценка пациентом лечебного учреждения складывается из впечатления, которое у него осталось от общения с регистратором. Если он столкнулся, мягко говоря, с непониманием, то можно забыть о медицинских технологиях, рейтингах и т.д. – его оценка будет негативной. Мы хотим сделать шаг навстречу населению. Это касается в первую очередь регистратуры, а затем приемного отделения.

Для того чтобы понять, что приводит к конфликтам, мы попросили сотрудников СибГМУ и ТГУ провести социологическое исследование. Были организованы скрытые закупки в поликлиниках, проанализированы 13 тыс. анкет. Для участия в эксперименте пригласили семь ЛПУ различного профиля, включая частное учреждение. Для нас было важно разработать единые подходы к регистратуре: как надо разговаривать с пациентами, где должна располагаться информация, сколько телефонов должно быть в кол-центре и прочее. По окончании эксперимента проведем еще одно социологическое исследование, чтобы убедиться в правильности выводов. Возможно, в практику войдут вечерние обзвоны пациентов или SMS-сообщения с напоминанием о приеме и т.д.

Работать не над следствием, а над причинами

– Вы, Александр Владимирович, полгода руководите областным здравоохранением. Удалось ли познакомиться со всеми лечебными учреждениями? Какую главную задачу перед собой ставите?

– Когда я работал в перинатальном центре, успел объехать ЛПУ всех муниципальных образований. Но сегодня я смотрю на них несколько по-другому. Мое мнение: в здравоохранении области достаточное число больниц, ресурсов, много хорошо обученных врачей, солидное количество федеральных учреждений. Считаю важным интегрировать в систему здравоохранения Томской области все учреждения, расположенные на ее территории, включая частные. Решая проблемы, применять системность. Я не сторонник борьбы с «хвостами». Мне кажется, важнее понять, следствием чего является та или иная проблема. Решению этой задачи, на мой взгляд, должна помочь реализация 23 проектов, которые разработаны департаментом здравоохранения области. Надеюсь, у меня хватит сил со всем этим справиться.

Только цифры

  • По данным на 15.12.2014, диспансерное обследование прошли 151 575 взрослых жителей ТО. На эти цели направлено 168 983 тыс. рублей системы ОМС. По итогам обследования на ранних стадиях выявлены заболевания у 57 331 человека.
  • Количество больных онкологическими заболеваниями на 01.01.2014 в ТО составляло 21 723 человека.
  • За 11 месяцев 2014 года встали на учет по беременности 12 935 женщин, произошли 13 631 роды.
http://tomsk-novosti.ru/

Подростков планируют проверять на наркотики без разрешения родителей

Законопроект рассматривает Госдума России - сообщают "Известия". По мнению главного врача томского областного наркологического диспансера Елены Редченковой, эта мера сможет помочь в ряде случаев.

Согласно документу, проверять подростков на наркотики без разрешения родителей смогут полицейские. Депутаты отмечают, что проверка может осуществляться в тех случаях, когда внешние признаки говорят об употреблении наркотиков.

Как пояснила Агентству новостей ТВ2 главный врач областного наркодиспансера Елена Редченкова, сейчас закон предписывает при тестировании на наркотики детей до 15 лет брать письменное согласие родителей. Люди старше 15 лет могут проходить тест на наркотики по собственному письменному согласию.

"Дети давали согласие на проведение добровольного медицинского тестирования. У нас не было случаев, когда ребенок подписал, а потом мама прибежала", - пояснила главврач.

В 2014 году в томском областном наркодиспансере было проведено 7,5 тысяч тестирований на наркотики. Тест активно проходили подростки - сообщила Елена Редченкова.

Однако существующих норм, по мнению главврача, недостаточно.

"Я знаю случаи в школах, а особенно в вузах, когда студент явно находился в состоянии наркотического опьянения, но медицинское тестирование не проводилось. Потому что он не согласен, а нормы закона, которая бы делала это процедуру обязательной, нет", - сообщила Елена Редченкова.

http://www.tv2.tomsk.ru/

Акушерскую клинику СибГМУ могут закрыть

Об этом нам сообщил главврач горбольницы № 3 Александр Деев.

«Насколько я знаю, акушерская клиника закрывается, и, по моей информации, вся помощь будет оказываться в областном перинатальном центре», — сказал наш собеседник.

По его словам, такая информация была озвучена на совещании в облздраве, куда пригласили всех главврачей. Кроме акушерского, СибГМУ может лишиться дерматологического отделения. Реорганизации предполагаются и в нескольких других медучреждениях города.

При этом только в конце октября появилась информация, что в СибГМУ решили проблему с долгами акушерской клиники. «Сейчас у нас несколько иная проблема, чем была в начале года — нам нужно выполнить этот объем госзаданий и, соответственно, освоить все средства, которые были выделены. Именно сейчас мы с коллективом клиник этим занимаемся», — сообщила и.о. ректора СибГМУ Ольга Кобякова.

Руководитель университета сейчас в отпуске, комментарии мы надеемся получить позже.

Напомним, в апреле прошлого года появилась информация о закрытии акушерской клиники СибГМУ: руководство вуза сообщило, что из-за изменения системы финансирования средств на содержание медучреждения нет. Томичи прореагировали на весть о возможном закрытии медучреждения очень аквтивно: у стен клиники прошел флешмоб и пикеты. Ольга Кобякова, в то время глава областного департамента здравоохранения и ректор медуниверситета Вячеслав Новицкий обменялисьвзаимными обвинениями. В итоге было принято решение клинику сохранить

СК возбудил дело по факту смерти младенца в больнице Северска

Об этом нам сообщили в региональном следственном комитете.

Ведомство по результатам проверки, проведенной по факту смерти младенца в медицинском учреждении, возбудило уголовное дело по статье «причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей».

Напомним, по предварительным данным, 19 ноября в Самусьскую больницу поступил трехмесячный ребенок с предварительным диагнозом ОРВИ, трахеобронхит. 23 ноября в связи с ухудшением состояния здоровья и подозрением на инфекционное заболевание мальчик был доставлен бригадой скорой помощи инфекционное отделение северской клинической больницы, где находился на стационарном лечении. 24 ноября ребенок скончался.

В настоящее время следователи проводят комплекс следственных действий, направленных на установление всех обстоятельств произошедшего. Расследование уголовного дела продолжается.

http://news.vtomske.ru/

Елена Редченкова: Наркотики могут стать оружием массового поражения

Главврача областного наркологического диспансера, главного нарколога ТО Елену Редченкову нет необходимости представлять читателям. Активная деятельность томской «наркодамы № 1» на фронте борьбы против нарко- и алкогольной зависимости хорошо известна. Единственный малоизвестный факт биографии Елены Михайловны: ее отец, Михаил Рудич, был основателем и первым руководителем военно-медицинского факультета ТМИ (СибГМУ). Так что талант созидателя ей передался на генетическом уровне. Елена Редченкова приняла приглашение стать гостем редакции «ТН» и в течение нескольких часов терпеливо просвещала журналистов.

Бить или не бить – вот в чем вопрос

– Елена Михайловна, недавно по телевидению показывали сюжет про новосибирских докторов, которые реанимируют старую методику лечения наркоманов – розгами. Там говорилось, что в Новосибирск едут лечиться пациенты из Германии, Израиля, других стран. А в комментариях главного новосибирского нарколога прозвучало, что он сомневается в эффективности такого метода. Ваше мнение: может ли физическая боль избавить от зависимости?

– Этот метод называется поркотерапией. Нам его презентовали на одном из совещаний главных наркологов регионов как экзотику. Это больше похоже на жестокий метод воспитания: не столько вылечить от заболевания, сколько выбить дурь из головы. Подобные методы не имеют ничего общего с нашими подходами. Идеологическая платформа лечения наркологического больного должна основываться на гуманных принципах. Необходимо позитивное стимулирование личности, чтобы открылось то лучшее, что в ней заложено. Я не говорю о том, что жесткие методы, такие, например, как принудительное лечение, плохи сами по себе. Есть ведь тяжелые алкоголики, наркоманы, которые калечат жизнь своих семей, их вроде бы надо лечить принудительно. Но идеологически это не наш метод. И официально он запрещен. Я помню случаи, когда в 1990-е родители приковывали детей-наркоманов к батареям, держали в подвалах, чтобы изолировать их от наркотиков. Иногда люди доведены до такого отчаяния, что звонят и умоляют принудительно забрать на лечение своих отпрысков. Когда объясняешь, что мы можем это делать только по добровольному согласию пациента, мать в сердцах заявляет: «Да лучше бы он умер!»

– А солидный, респектабельный пациент в том телесюжете очень нахваливал битье розгами. Говорил, что это помогает ему забыть о наркотиках.

– Надо учитывать особенности личности. Есть ведь люди, склонные к садомазохизму.

Всех за решетку?

– Как вы относитесь к тому, чтобы вернуть статью об уголовной ответственности за употребление наркотиков?

– Я примеряю то предложение, которое вы озвучили, к сегодняшней ситуации…

– Извините, хотелось бы уточнить: назначать наказание с отсрочкой исполнения лет на пять, чтобы было время исправиться.

– Сейчас предусмотрено административное наказание, которое устанавливается судом: штраф или арест до 30 суток. Такой меры до нынешней весны не было. Что касается уголовной ответственности. Вот я каждый вечер гуляю с собакой по аллее на Дзержинке и вижу иногда явно обкуренных ребят. Кто-то из них первый раз попробовал, кто-то, может быть, десятый. Что, всех их привлекать к уголовной ответственности? Мы же помним, как в 1990-е сажали студентов. Наверное, правильно тогда упразднили уголовную ответственность, закрыли ЛТП, убрали принудительное лечение. Но взамен, к сожалению, ничего не дали. И пошел поток. А сейчас нельзя этого делать, потому что огромное количество людей, прежде всего молодых, попадет под уголовную ответственность.

– Парадокс: хранить нельзя, а употреблять можно.

– Употреблять тоже нельзя. За это существует административная ответственность. Применение соответствующей статьи административного кодекса достаточно широкое. Оно позволило по некоторым позициям изменить ситуацию к лучшему. В частности, по СПИДу. В прошлом году было выявлено большое количество ВИЧ-инфицированных (2 020 человек), 80% из них – внутривенные наркоманы. На вчерашний день их число составляло 1 700. На конец года вый­дем со снижением и сможем говорить о стабилизации процесса. Ежемесячно количество людей, которых мы берем на учет как ВИЧ-наркоманов, снижается. Более чем на 40% снизилось и количество психозов (с 438 случаев до 244).

В июле у нас в диспансере был запущен новый высокоэффективный диагностический прибор, с помощью которого мы можем определять более 9 тыс. соединений (психоактивные вещества, лекарственные средства, а также 700 соединений дизайнерских наркотиков). Деньги на эту дорогую импортную технику выделил губернатор Сергей Жвачкин. Теперь мы, например, распознаем четыре наркотических вещества в одном спайсе – там, где раньше не находили ни одного. А это значит, что у правоохранительных органов будут документальные основания для привлечения к административной ответственности тех, кто употребляет спайсы. При этом наша гражданская позиция – за решетку никого не сажать, а профессиональная: надо добиваться, чтобы помощь была более доступной, чтобы люди нам верили. В прошлом году 800 родителей нам поверили, привели своих детей, чтобы мы их протестировали на употребление наркотиков.

– Мой друг недавно вернулся из Колорадо. Он говорит, что там разрешена марихуана и такого безумия с химическими наркотиками, как у нас, нет. Может быть, имеет смысл тоже разрешить легкие наркотики?

– То есть, попробовав растительный наркотик, подросток не позарится на что-то другое? Как человек, умудренный профессио­нальным опытом, могу утверждать, что не существует ни одной такой кнопки, нажав на которую мы могли бы кардинально изменить ситуацию. Эпидемия наркомании началась в 1993 году. Сформировалась привычка к изменению состояния сознания. Выпить, покурить – вошло в норму. Я думаю, если сейчас разрешить курить марихуану, курить ее, конечно, будут. Но психологически и физиологически человек так устроен, что у него обязательно появится потребность попробовать что-то еще. Скажем, доступные химические наркотики.

Вы говорите, в США этого нет. В Москве этого тоже нет. Там другой рынок наркотиков. Другие цены и возможности. На мой взгляд, легализация не метод решения. Я вспоминаю, как я первый раз столкнулась с проявлением действия спайса. Это был десятилетний мальчик, которого в диспансер привел отец, кричавший: «Я тебя убью! Да лучше бы ты выпил стакан водки!» Я услышала мужские крики и детский писк, вышла из кабинета и увидела совсем одуревшего, обезумевшего мальчишку. Он явно находился под воздействием психотропного вещества, но возможности диагностики веществ, входящих в спайсы, у нас тогда не было. То, что применимо в одной стране, не всегда подходит для России. Вот есть такой метод лечения наркомании, как метадоновая терапия. Он разрешен на Украине, в Польше. Но я помню слова своего учителя Нины Григорьевны Найденовой из Москвы: «Если в Россию ввезти метадон, очередь выстроится от Владивостока до Москвы».

Мистер Икс, покажите лицо!

– Можно ли, Елена Михайловна, визуально определить наркомана? Спрашиваю потому, что у меня сосед со странным поведением. Однажды я пришел поздно вечером и попросил его сделать потише музыку. Он начал кричать, оскорблять, у него были расширенные зрачки, тряслись руки.

– Какой комплекции: худой или полный?

– Склонный к полноте.

– Не исключаю, что ваш сосед может принимать психостимуляторы или спайсы. Единственное, что не вписывается в типаж наркомана, – полнота. Те, кто сидит на психостимуляторах, начинают очень быстро худеть. При росте 176 см могут весить 38 кг. А вот эмоциональные неадекватные выплески (вы же не пришли к нему с топором, а спокойно изложили свою просьбу) как раз характерны для людей, находящихся под воздействием спайсов. Спайсы стимулируют физическую и психическую дея­тельность. Люди взбудораженные, бешеные, очень активные. Это отражается на их подвижной мимике и пантомимике: много ходят, не могут стоять на одном месте, многоречивы. У них постоянная потребность употреблять еще и еще. В свое время существовал термин «кокаиновый запой» (кокаин – один из психостимуляторов). На солях и так называемых «скоростях» тоже идут запои. Группа закрывается в квартире, отключает все средства связи, вступает в беспорядочные половые контакты и нюхает, колется, курит. У них искаженное восприятие окружающего мира: люди для них как маленькие движущиеся фигурки, они сами себя не узнают, не ориентируются во времени и пространстве. Иногда одноразовое употребление соли в сочетании с алкоголем дает реакцию психоза. Начинается бред преследования, человеку кажется, что его кто-то хочет убить. Таких больных привозят по скорой в психиатрическую больницу. После приема спайса люди могут вести себя неадекватно: раздеваться, приставать к кому-то, говорить всякую чушь. В основе солей и «скорости» лежит наркотическое вещество пировалерон и его варианты, которые срывают мозги.

А лидеры кто?

– Какие районы занимают лидерство в распространенности наркотиков?

– В Томске – Октябрьский. Оттуда больше всего наркоманов везет скорая. Среди муниципальных образований лидируют Томск, Северск, Стрежевой, Колпашево, Асино.

– Чего не хватает в борьбе против наркотиков? И что надо сделать, чтобы ситуация изменилась к лучшему?

– Тот, кто знает ответы на эти вопросы, наверное, достоин Нобелевской премии. Территории, находящиеся за Уралом (Сибирь, Дальний Восток), всегда отличались высоким уровнем потребления алкоголя. Когда была водка, пили много водки. Когда пришли наркотики, стали употреблять их. В 1994 году я поставила себе задачу: понять, кто и зачем употребляет наркотики. Составила анкету и просила, чтобы все пациенты обязательно заходили ко мне на прием. Люди были самые разные. Помню двух десятиклассников. Один говорил, что хорошо учится, занимается в спортивных секциях. Я спрашиваю: «Чего тебе не хватает?» Отвечает: «Острых ощущений, ситуации риска. Вот мы в час пик едем в общественном транспорте, вытаскиваем деньги из карманов, покупаем на них наркотики. На какое-то мгновение мы победители!» Оба эти парня уже погибли. Погибла от ханки и масса других молодых людей. Эти ребята из самых разных семей, в том числе и очень благополучных.

Что происходит сейчас? Четыре-пять лет назад на рынок пришел героин, и клиническая картина поменялась. Только-только научились лечить героиновых наркоманов, как новая напасть – синтетические наркотики. Здесь уже подключились специалисты разных служб. Заговорили о необходимости изменения законов. Но все шло с большим опозданием. Общественность как реагирует? Когда была ханка и мы выступали в радио- и телеэфире, основная часть вопросов сводилась к просьбам: вот вам адрес наркопритона, наведите там порядок. Но реакция на такие просьбы была вялая. С появлением Госнаркоконтроля стали действовать более эффективно. Однако специалисты говорят, что с созданием такой мощной структуры Россия опоздала на девять лет. Мне очень не нравится современная ситуация в Сибири, так как употребление синтетических наркотиков ведет к серьезным и длительным нарушениям психики. Есть, на мой взгляд, основание для внешнеполитической разработки этого вопроса, поскольку синтетические наркотики производятся в Китае.

В 1990-е Вера Долженкова написала нашумевшую статью «Яма», Елена Ульянова сняла фильм «Выбор», сценарий которого написан со слов наркоманов, – все это произвело тогда мощный общественный эффект. А сейчас очень большая разобщенность. Я не анализирую причины, кому это было надо и где спланировано, но это, к сожалению, произошло. Советский народ смог выиграть Сталинградскую битву, где, по словам моего отца, который в ней участвовал, все горело. Почему выстояли? Не из-за высоких технологий. А из-за особенностей российского духа, из-за способности сплотиться перед общей бедой. Чтобы достигнуть общей цели, надо объединяться. Нужны и точки опоры. Если человек звонит в полицию, он должен быть уверен, что она приедет.

– Как вы, Елена Михайловна, относитесь к многочисленным реабилитационным организациям, предлагающим свою помощь наркоманам?

– Реабилитационные центры заняли свою нишу, с этим нужно считаться. Они проводят определенную работу, но вопрос в том, как они это делают. Лет десять назад, когда центры стали плодиться как грибы после дождя, стали поступать сигналы о жестоких методах обращения: то девчонку в яму на несколько часов посадили в холодное время года, то наркомана макнули лицом в человеческие испражнения. Проблема еще и в том, что не все пациенты обследуются на туберкулез, хотя в центрах находятся подолгу. Экономят на психологах. С благоустройством не все в порядке: туалет на улице – как в таких условиях жить полгода? Родители ищут, где курс подешевле: 50–40 тыс. не по карману, ой, а тут вообще бесплатно. Потом выясняется, что наркоманов привлекают на тяжелые строительные работы, заставляют тягать мешки. Это называется трудотерапией. Однако есть и очень неплохие центры.

Алкогольный узел

– Недавно вы рассказали журналистам о проблемах вашего четвертого отделения, которое выполняет функции вытрезвителя. Эти проблемы как-то решаются?

– Ситуация там следующая. В ноябре к нам обратились представители органов общественной безопасности УВД и сообщили, что в учреждениях, подобных нашему, не положено выставление постов охраны. А у нас круглосуточно дежурил сотрудник полиции. Он следил за порядком. Обеспечивал безопасность персонала. Но идеология там была медицинская. За четыре года существования подразделения обслужено 46 627 человек. Оставлено в палатах около 2 тыс. Когда стоят морозы, к нам просятся переночевать. Таких – 171 человек. Резко сократилось количество замерзших на улице: в 2010-м их было 52, в 2013-м – 3. За все время на нас не было ни одной жалобы.

Я переговорила с начальником полиции общественной безопасности полковником Сергеем Ерохиным, он пообещал написать письмо губернатору с просьбой выделить финансирование на содержание сотрудников вневедомственной охраны. Это с одной стороны. А с другой – Минздрав не разрешает нам содержать койки, на которых не оказывается медицинская помощь. Хотя первую медицинскую помощь эти люди у нас получают, но далеко не все. Вопрос пока открыт. Какие выходы? Объединиться с приемником? Врачи разбегутся. Минздрав хочет, чтобы подобные учреждения передали в социальную защиту. Но ведь уже был печальный опыт оказания такой услуги в обычных медучреждениях, когда пьяные держали в страхе врачей и пациентов. Одним словом, решения пока нет, но мы его ищем.

– Подскажите, пожалуйста, когда человек должен задуматься над тем, что ему пора обратиться к наркологу?

– Года четыре назад показывали фильм с участием Андрея Макаревича. Глядя с экрана в глаза зрителям, он говорил: «Да, у меня была проблема. Но сейчас у меня все хорошо. Как только ты начинаешь болеть с похмелья, знай, что это алкогольный абстинентный синдром…» Если человек вечером сильно перебрал, утром ему стыдно, он раскаивается и, несмотря на плохое самочувствие, находит в себе силы пойти на работу, нет основания для тревоги. А у алкоголиков по-другому. Вчера перебрал, утром потеет, его трясет, сердце заходится. Он опохмеляется, потом повторяет, тормоза у него не работают. Начинается запой. Евсей Красик говорил: существует только один способ остановить алкоголизм – это бросить пить. Алкоголизм – болезнь прогрессирующая. Одна половина организма хочет жить нормально. А вторая подзуживает: как это так, все могут выпить, а я нет? Человек выпивает и не может остановиться.

– Сейчас появились люди, принципиально отказавшиеся от алкоголя. Но почему они такие агрессивные в общении?

– Во всем должно быть чувство меры. Помните, во времена антиалкогольной кампании был легендарный круглый стол, когда собрали разных начальников, ученых на областном телевидении, и ведущий каждому задавал вопрос: «А вы выпиваете?» Один известный журналист ответил: «Шампанское, особенно на Новый год, – запросто». Его потом склоняли во всех газетах. Красик долго возмущался после этого: «Да чтобы я на День Победы не выпил, не помянул товарищей?!» Ничего плохого нет в том, чтобы люди собрались, немного выпили.

– По внешним признакам можете определить людей, склонных к алкоголизму?

– Красноватое отечное лицо, мешки под глазами, плохое настроение. Или сидит и стакан за стаканом хлебает воду.

– Про Петра Порошенко пишут, что он злоупотребляет. Но лицо у него такое холеное.

– Особой холености в его лице я не наблюдаю. Не исключаю, что он может не знать меры. А многие из тех, кто был на майдане, находились под действием психостимуляторов.

Губит людей и пиво

– У молодежи сейчас очень популярны пиво, энергетические коктейли. Насколько они безвредны?

– Политика была какая? Чтобы меньше пили водки, надо больше продавать пива. А получилось, что и водки много пьют, и пива много. Что касается энергетических напитков, в США их давно запретили. Чтобы изменить отношение к таким напиткам, надо показать, какая гадость в них находится.

– Насколько эффективен такой метод лечения алкоголизма, как кодирование?

– Всем подряд кодирование делать нельзя. На любой метод лечения нужно согласие больного, причем не формальное, а осознанное. Даже Гиппократ говорил: «Если ты не хочешь изменить свою жизнь, тебе никто не поможет». Кодирование – это сочетание медикаментозных препаратов с мощным психотерапевтическим воздействием. И обязательно нужна поддержка семьи.

– Елена Михайловна, а сами вы можете выпить спиртного?

– Могу себе позволить выпить вина. Покупаю на праздник две бутылки сухого, белого и красного. Приходят гости: я наливаю бокал, понемногу пью из него. Мы в семье всегда отмечали дни рождения. Маме было 90 лет, она рюмочку вина за свое здоровье выпила. А вот наркотики не пробовала никогда, хотя ребята с нашего двора предлагали.

Помню, возвращались с дачи с подругами, и приятель из числа хиппи протянул таблетки: «Девчонки, попробуйте. Увидите, какое небо звездное». Я говорю: «Мы и без твоих таблеток видим звезды на небе». Этим мой опыт личного взаимодействия с наркотиками ограничился. Но я курила, а восемь лет назад бросила. Сейчас думаю, зачем я это вообще делала? Жизнь ведь и без сигарет прекрасна.

По официальным данным, алкоголизмом страдают более 13 тыс. жителей Томской области и более 5 тыс. жителей Томска.

Возраст*

  • 11 лет – 1 человек,
  • 12 лет – 1 человек,
  • 14 лет – 4 человека,
  • 15–17 лет – 92% всех наблюдаемых подростков.

Место учебы

  • Школы и лицеи – 54%,
  • техникумы и ПТУ – 29%,
  • нигде не учатся – 15%.

* Состоящие на учете в наркологическом диспансере

Портрет среднестатистического томского наркомана, добровольно обратившегося в нарко­диспансер

Мужчина в возрасте до 28 лет, имеющий среднее образование, безработный или ищущий работу.

Период употребления синтетических наркотиков

  • 1–2 раза – 49%,
  • три месяца – 7%,
  • один год – 20%,
  • полтора года – 5,5%,
  • два года – 3,6%,
  • три года и более – 1,8%.

В Сургуте 187 человек отравились синтетическими наркотиками, из них 5 детей, умерли 8 человек. В Кирове около 450 человек отравились, из них 110 подростков, 5 смертей. Продавцы, которые реа­лизовывали эти спайсы, отправили в продажу дозу, увеличенную в 10 раз. Откуда взялись эти наркотики? Думали, из Китая. Оказалось, с Украины. И там, и там было выявлено вещество MDMB с бензольной группой. Подобное вещество мы обнаружили и у двух томичей: одного школьника (9-классник) и одного 23-летнего мужчины нерусской национальности.

Сегодняшние химичес­кие наркотики нацелены на молодежь, на подростков. Мне иногда хочется сказать, что это оружие массового поражения. Систематическое употребление спайсов вызывает устойчивое нарушение психики. Идет оглупление мозгов. Плюс токсическое поражение печени. Прогноз здоровья синтетических наркоманов очень плохой.

http://tomsk-novosti.ru/

05.12.2014 Как томские лекарства пытаются победить иммуноглобулин и «Арбидол»

Десять миллионов потенциальных потребителей – это, кажется, мечта любого производственного бизнеса. Именно такую цифру озвучивает Владимир Худолей, директор ООО «Наука, Техника, Медицина», которой принадлежат права на противовирусный препарат «Йодантипирин». Правда пока его продажи на порядок меньше, и это актуальный вопрос для любого предприятия, выпускающего оригинальную продукцию: как завоевать рынок? как быстрее пройти этот путь через тернии?

Кто смелый?

В 1998 году Владимир Худолей (в прошлом научный сотрудник, а в тот момент совладелец оптовой компании по продаже медикаментов) думал над тем, как диверсифицировать свой бизнес. На рынок Сибири, где они успешно работали, вышли национальные дистрибьюторы, и надо было чем-то отличиться. Выходец из медицинских кругов, он знал, что в мединституте заканчивается регистрация оригинального противовирусного препарата, направленного в первую очередь на профилактику клещевого энцефалита. Им много лет занимался известный томский фармаколог Альберт Саратиков. Патент, принадлежавший Альберту Самойловичу, в итоге «НТМ» выкупила. По сведениям из открытых источников, сумма сделки составила 20 тыс. долларов.

Компания за свой счет провела дополнительные аналитические исследования, в частности сравнение эффективности йод­антипирина и иммуноглобулина, изучив 200 тыс. случаев использования того и другого препарата. Также было налажено производство: первоначально фармацевтическую субстанцию (лекарственную основу) по заказу «НТМ» выпускал бийский завод «Востоквит» (сейчас к нему добавились еще два – в Москве и Праге), а таблетки – Томский химико-фармацевтический завод.

– Вывод на российский рынок нашего препарата оказался не столь затратен, если сравнивать с Западом, – вспоминает генеральный директор «НТМ» Владимир Худолей. – Там фактически на то же самое пришлось бы потратить сотни миллионов долларов. Это сложная научно-техническая задача, и не факт, что инвестиции окупятся: многие проекты закрываются после испытаний, потому что, например, были выявлены побочные эффекты или фармсубстанция оказалась слишком дорогой. Поэтому во всем мире в год появляется всего 30–50 новых препаратов.

– В США в создание принципиально нового лечебного средства фармкомпании вкладывают около 1 млрд долларов, и процесс занимает от 10 до 20 лет, – уточняет завкафедрой патофизиологии СибГМУ, д.м.н. Вячеслав Новицкий. – Дженериков (аналогов уже существующих лекарств) и ­БАДов сейчас появляется много, но все-таки это повторение уже созданного. Свежих идей очень мало, достаточно сказать, что за последние 70–80 лет в нашем университете было создано всего 7–10 оригинальных лекарств, и это при мощнейшей фармакологической школе и профильном факультете. Преклоняю голову перед бизнесменами, которые берутся выводить на рынок передовые разработки. С Владимиром Худолеем я много общался, еще будучи проректором по науке. Он оставил впечатление очень основательного, приличного человека, без наскока. Рад, что его компания еще на плаву.

Главный враг

На плаву – очень точное определение для состояния многих компаний на рынке сегодня: растущая конкуренция, зависимость от экономической ситуации в стране, дефицит свободных денежных средств. «НТМ» не исключение. Массовые партии йодантипирина она начала выпускать еще в 2002 году. В открытых источниках десятилетней давности годовые продажи лекарства оцениваются в 500 тыс. долларов (200 тыс. упаковок). Как говорит Владимир Худолей, уже несколько лет продажи держатся приблизительно на одном уровне: особо не растут, но и не падают.

– Хотя потенциальный рынок огромен, – говорит он. – В России в зоне повышенного риска заболевания клещевым энцефалитом проживает больше половины россиян. Из них 14% – наиболее вероятные потребители препарата: люди, активно посещающие лес, имеющие свои приусадебные участки, любящие охоту и рыбалку и т.?д.

В «человекоцифрах» это около 10 млн. Проблема в том, что очень мало из них, кто знает о достижениях томских ученых в борьбе с энцефалитом. А часть тех, кто в курсе, все равно надеется на русский авось.

– Для того чтобы быть узнаваемыми (и значит, продаваемыми), нужно создать национальный бренд. Понимая это, еще в начале 2000-х мы обратились в одно московское рекламное агентство, – рассказывает Владимир. – Там с нас попросили 500 тыс. долларов за годовое обслуживание. Сумма немаленькая… Мы могли бы взять кредит, но под такие цели наши банки денег не дают, а залогов на требуемую сумму у нас не было.

Ограниченный рекламный бюджет (несколько тысяч долларов) был направлен в первую очередь на специализированную прессу, на организацию научно-практических конференций, чтобы именно медицинское сообщество повернулось лицом к томской разработке. Продвижением йодантипирина занимались восемь сотрудников «НТМ», семь из которых – медицинские представители. Они общались с врачами, знакомили их с результатами исследований, доказывающих более высокую, чем у иммуноглобулина, эффективность при цене одного курса всего 400 руб­лей (лечение традиционным способом – это несколько тысяч рублей).

– Мы просчитали, что, если бы каждая область, в которой остро стоит вопрос клещевого энцефалита, закупала в течение нескольких лет йодантипирин вместо иммуноглобулина, она могла бы экономить около 50 млн рублей. Но пока работа в этом направлении безуспешна, в том числе в Томской области, – говорит Худолей. – Сложно поменять в сознании устоявшиеся стереотипы: все привыкли, что при укусе клеща надо идти в пункт серопрофилактики, ставить инъекцию. У отдельных людей есть пренебрежение: «Что хорошего в Томске могут сделать?» А ведь могут! И мы не на пустом месте это утверждаем.

Разомкнуть круг

Ограничивает круг вероятных потребителей и то, что в инструкции по применению препарата стоит возрастной ценз – 18 лет. Уже проведены первоначальные исследования, доказывающие безопасность для детей, но это процесс долгий и дорогой, поэтому быстро внести изменения не получается.

Несколько лет назад «НТМ» начала продвигать йодантипирин и как средство против гриппа, но опять же это свойство пока не зафиксировано в инструкции по применению из-за дороговизны процедуры.

– Официальное подтверждение того, что йодантипирин можно использовать для лечения простудных заболеваний, могло бы способствовать росту продаж. Все-таки у клещевого энцефалита есть сезонность, а гриппом люди болеют круглый год, – говорит генеральный директор ЗАО «Альдомед» Александр Дорошенко, ранее руководивший в «НТМ» медицинским отделом. – Врачи, конечно, об антигриппозных свойствах томских таблеток знают, но официально они могут назначить только тот препарат, который входит в алгоритм лечения, утвержденный Минздравом. Я сам был свидетелем, когда врач в рецепте писал: «Арбидол», а неофициально говорил: «Лучше пейте йодантипирин». Поскольку лобби в Москве у нас не было, вряд ли мы бы смогли вой­ти в список рекомендованных противогриппозных средств, хотя попытку делали. С другой стороны, тяжело было тягаться с западными производителями. Их медицинские представители приходили к практикующим врачам с хорошими подарками. А мы – с календариками и жалобными глазами… Дело, конечно, не в подарках, а в финансовых возможностях: западные компании могут позволить себе проведение дополнительных исследований, организацию научных конференций для врачей и обучение своих медпредов несколько раз в год.

Получается замкнутый круг: нет агрессивной рекламы – нет больших продаж и дополнительных средств на развитие, нет больших продаж – нет бюджета на рекламу. Выиграть на эти цели гранты или средства венчурных фондов нельзя, ведь «НТМ» давно не стартап. Войти в федеральные программы поддержки (например, «Фарма-2020») пока тоже не удалось. Один из вариантов – поиск инвесторов, чем, по словам Владимира Худолея, компания активно занимается. Средства нужны на окончание еще одного социально значимого фармпроекта, который ведет «НТМ», – вывод на рынок препарата для лечения эпилепсии и алкоголизма «Галодиф». Он уже прошел экспертизу в Минздраве и включен в Государственный реестр лекарственных средств РФ. Выход на российский фармацевтический рынок запланирован на 2018 год, на международный – после 2020 года. Осталось найти партнера.

Худолеев

В конце 2009 года «НТМ» наладила выпуск светодиодных зубных щеток Longa vita и зубной пасты с хлорофиллом Longa vita natura, выведя на промышленный уровень еще одну идею томских ученых: использование фотодинамической терапии в стоматологии. «Наша цель – поставить на колени «Колгейт» и «Орал-Би», у нас получены международные патенты на эту продукцию, – улыбается Владимир Худолей. И серьезно добавляет: – Однажды я видел дореволюционный видеоролик: едет трамвай, и на боку надпись: Colgate. Представьте, сколько они существуют на рынке… Так что со временем, я думаю, и мы сможем сыграть на этом рынке свою роль. Главное – достучаться до потребителя»

 До 1992 года Владимир Худолей, выпускник лечебного факультета ТМИ, работал младшим научным сотрудником НИИ онкологии. «А потом в стране произошли известные события. И в институте практически остановилось финансирование научной работы, закупки реагентов», – вспоминает он.

Бывший ученый ушел в бизнес – втроем с товарищами продавали все, что хорошо продавалось. А в середине 1990-х, обнаружив острый дефицит медикаментов в аптеках, основали компанию по продаже лекарств. В 1998 году ею был куплен патент на йодантипирин.

http://tomsk-novosti.ru/

21.11.2014 Полсотни пациентов перинатального центра раскрасили небо в голубой и розовый цвета

Внимательно понаблюдав за тетенькой, которая разговаривает с его мамой, полуторагодовалый Миша уверенно потянул пухленькую ручку к диктофону. «Журналистом будет», – переглянулись мы с молодой мамочкой. Сегодня Олеся Литвинова уже не боится мечтать о будущем своего сына. Все самое страшное осталось позади: преждевременные роды, неделя в реанимации, когда врачи выхаживали Мишутку, долгие месяцы под наблюдением специалистов. В очередной раз сказать слова признательности ангелам-хранителям своего сына – сотрудникам областного перинатального центра – Олеся смогла на празднике, посвященном Международному дню недоношенных детей, который прошел в стенах медицинского учреждения.

Полководец на опаре

Ньютон родился таким маленьким, что легко поместился в овчинную рукавицу. Василия Чапаева родители купали в деревянной кружке, вырезанной отцом специально для него. Будущего полководца Суворова бабки-повитухи держали в опаре – «догревали». А еще раньше срока на свет появились император Наполеон, композитор Вивальди и поэт Шиллер.

– Преждевременные роды были, есть и будут во все времена. Изменить ситуацию, к сожалению, невозможно, – комментирует и.?о. главного врача областного перинатального центра Игорь Степанов. – По статистике, самая высокая младенческая смертность наблюдается как раз среди ребятишек, появившихся на свет в сроки от 28 до 37 недель внутриутробного развития. Этим малышам требуется специализированная помощь. Потому важно сделать так, чтобы все преждевременные роды проходили в таких учреждениях, как перинатальный центр. В нашем распоряжении есть квалифицированные специалисты и высокотехнологичное медицинское оборудование для выхаживания таких младенцев.

Олеся Литвинова на собственном опыте убедилась: прежде­временные роды – не приговор.

– Мишенька родился на 32-й неделе. Рост – 43 сантиметра, вес – 2?130 граммов. Среди малышей, появившихся на свет на седьмом месяце, он был богатырем. Но без проблем, конечно, не обошлось, – рассказывает молодая мамочка. – На консультации невролог сказала нам: «Ваше счастье, что вы вовремя попали в перинатальный центр». Сегодня Миша – любознательный и непоседливый ребенок. Любит рисовать, слушать сказки и собирать-разбирать игрушечные машинки. Благодаря заботе и уходу врачей перинатального центра мы относительно легко адаптировались к жизни: почти не болели, патологий в развитии нет.

Дружеский полет

Встреча в Международный день недоношенных детей объединила бывших пациенток перинатального центра, мамочек малышей, которые в настоящее время находятся в отделениях реанимации и патологии новорожденных, специалистов медицинского учреждения.

– Мы проводим этот праздник второй год подряд по нескольким причинам, – поясняет заместитель главного врача по педиатрической помощи областного перинатального центра Валерий Горев. – Во-первых, чтобы родители малышей могли пообщаться друг с другом. Во-вторых, во время встречи они могут задать интересующие их вопросы нашим специалистам: хирургу, окулисту, социальному работнику. Ну и самое главное: женщины, которые находятся в самом начале этого пути, могут увидеть, как будет развиваться и меняться их ребенок. Это поможет им хотя бы отчасти побороть страхи, обрести уверенность в своих силах и стимул бороться за здоровье малыша.

Под занавес праздника в небо поднялись 54 розовых и голубых воздушных шара. В свободный полет их запустили бывшие пациенты перинатального центра, а ныне – маленькие жизнерадостные люди.

Справка «ТН»

Инициатором Международного дня недоношенных детей стала председатель Европейского фонда по уходу за новорожденными детьми. Дата празднования возникла не случайно. После утраты тройняшек, появившихся на свет недоношенными в 2006 году, через два года у нее родилась здоровая дочь. Это событие случилось 17 ноября. Впервые Международный день недоношенных детей отпраздновали в Вене в 2009 году. Тогда на площади Святого Михаила профессора университетской клиники Арнольд Поллак и Ангелика Бергер запустили в небо 500 белых шаров – по числу детей, появившихся на свет в столице Австрии раньше срока в течение года. Уже на следующий год к празднованию присоединились 12 европейских стран.

Цифра

Ежегодно в Томской области около 800 детей рождаются недоношенными, это каждый 19-й младенец. С начала 2014 года в регионе появились на свет 111 детей с массой тела до 1,5 кг. Из них 89 рождены в перинатальном центре.

http://tomsk-novosti.ru/

  << пред   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   след >>

(пусто)
 
Блог / Новости
Валюта: